Политики ли виноваты в евроскептицизме?



Neatkariga Rita Avize.

Этой статьей я не ставлю себе цель доказать, что Латвии надо обязательно вступать в Евросоюз, хотя, честно говоря, я лично, скорее всего, буду голосовать "за". Это и не попытка сгладить противоречия между сторонниками и противниками вступления в ЕС. Статья эта - скорее размышления о возможностях еврооптимизма с целью вызвать у жителей страны положительное отношение к интеграции Латвии в ЕС, ибо сложилась странная ситуация: даже слабо аргументированный представленный евроскептицизм способен получить заметную поддержку общества.

Данные социологического опроса SKDS свидетельствуют, что в этом году впервые после восстановления независимости число евроскептиков существенно превысило число тех, кто положительно смотрит на интеграцию Латвии в ЕС и на референдуме будет голосовать "за". Возможно, увеличение числа евроскептиков прямым образом связано с тем, что сейчас в Латвии нет влиятельной проевропейской силы, которая пользовалась бы широким доверием общества.

В продолжении статьи будут рассмотрены две, на мой взгляд, существенные темы. Во-первых - негативный образ политики Латвии закрывает образ ЕС. Во-вторых (при условии, что население не доверяет политической элите), будет рассмотрена необходимость альтернативных каналов влияния, при помощи которых можно будет формировать общественное мнение в пользу интеграции Латвии в ЕС.

Политика как источник евроскептицизма.

Прежде всего необходимо выяснить, насколько значителен фактор доверия (или недоверия). Если допустить, что жители Латвии были бы исчерпывающе информированы о ЕС, сами взвешивали бы все "за" и "против" вступления Латвии в ЕС, то рейтинги политических партий, информационные кампании и дискуссии в общественном плане не имели бы никакого значения, ибо люди имели бы возможность самостоятельно принимать решения. Но в жизни все по-другому. Позволю себе высказать предположение, что только очень узкий слой общества способен принимать решение в соответствии с такой моделью. Большая часть общества слишком занята повседневными заботами, чтобы в свободное время интересоваться ЕС, законодательство которого нередко слишком объемно, а принципы работы слишком сложны, чтобы человек мог в них углубиться. С другой стороны, чрезмерное упрощение объекта внимания не дает достаточно информации, чтобы отдельный человек мог достаточно хорошо обосновать свой выбор. Практически это означает, что большинству общества придется выбирать, основываясь на стереотипном образе ЕС. Лучше всего было бы, если бы люди могли положиться на мнение избранных ими представителей (политиков), которые получили мандат народного доверия в результате свободных и демократических выборов. К сожалению, в латвийской ситуации этот сценарий, можно сказать, не работает, ибо большинство общества не испытывает доверия к политическим партиям.

Эта ситуация несколько парадоксальна, поскольку она одновременно и логична, и нелогична. Логична в том смысле, что было бы нерационально доверять человеку, не пользующемуся доверием, который пытается убедить, что ЕС - это благо. Нелогична в том плане, что образ политика в известной мере накладывается на образ ЕС и негативное отношение общества к политику трансформируется в отрицательное отношение к ЕС. Нелогичность становится еще очевиднее, если вспомним, что не все, происходившее в Латвии за последние десять с лишним лет, заслуживает оценки минус. В свою очередь нереально проверить, в самом ли деле обосновано положительное отношение большинства политиков к ЕС, ибо это потребовало бы слишком много времени и усилий, а большая часть общества, скорее всего, не хочет тратить их на внимательное изучение этого вопроса.

Пришло ли время альтернативным каналам влияния?

Таким образом, основная проблема остается нерешенной: общество не верит политикам и это недоверие превращается в отрицательное отношение к ЕС. Как решать эту проблему? Если политическая элита в самом деле хочет, чтобы народ на референдуме проголосовал за вступление в ЕС, и не очень полагается на то, что "люди проголосуют, как надо", то следовало бы серьезно обдумать альтернативный механизм формирования общественного мнения. В известной степени ЕС - такой же продукт, как, например, зубная паста Colgate, и на референдуме жители то ли "купят", то ли "не купят" этот продукт. Но не подлежит сомнению, что политики - плохие продавцы, поскольку люди им не верят, и поэтому пришло время еврооптимистам подумать о новой стратегии "продажи" и сменить "продавцов". Как один из возможных вариантов можно было бы предложить выдвижение лидеров с новыми взглядами, ибо вопрос заключается в том, кому население поверит и будет ли готово голосовать за вступление в ЕС. Эта группа сторонников новых взглядов могла бы конкретизировать облик ЕС, дабы было лучше видно, что мы получим и что потеряем при вступлении в ЕС, так как было бы наивно считать, что все получим или все потеряем. Таким образом, общество яснее видело бы, каким образом его интересы вписываются в контекст ЕС.

Есть по крайней мере одно государство - кандидат в ЕС, где сторонники вступления находятся в куда более привилегированной ситуации, чем в Латвии. Это Польша, в которой католическое духовенство оказывает огромное влияние на верующих. Церковь в этом государстве никогда не сомневалась в своей принадлежности к Европе, так что большинство католических священнослужителей положительно относятся к вступлению Польши в ЕС, и в обществе практически не существует серьезных сомнений относительно правильности такого выбора. Поддержка поляков интеграции в ЕС носит стабильный характер - гораздо больше половины респондентов настроены "за". Конечно, в Польше в пользу вступления действует еще целый ряд факторов, ведь это большое государство, которое уже принято в НАТО и в процессе приема в ЕС чувствует себя гораздо комфортнее, чем Латвия. Но принцип достаточно ясен: политики не должны быть господствующей и единственной группой, которая стоит за участие Латвии в ЕС. Было бы наивно считать, что церковь в Латвии способна стать такой же влиятельной силой, как в Польше, но тем не менее видно, что способность наших политиков влиять на предполагаемый исход голосования по вопросу вступления в ЕС сильно ограничена.

Трудно представить в Латвии существование какой-то столь же влиятельной социальной группы, каковой в Польше является духовенство, способное радикально изменить отношение общества к ЕС. Посему еврооптимистам надо положить на чашу весов старания самым интенсивным образом информировать широкие слои общества о возможных преимуществах вступления в ЕС. Общество не будет полностью убеждено, перевесят ли возможные приобретения после вступления в ЕС столь же возможные потери, но точку зрения человека, пользующегося доверием, оно выслушает и поверит ему. В конце концов и зубную пасту мы покупаем потому, что примерно знаем оказываемый ею эффект, хотя и не полностью в курсе, из чего она состоит, у нас есть гарантии, что достаточно компетентные эксперты признали ее не опасной для здоровья.

На вопрос, заданный в заголовке, невозможно дать двоякий ответ, поскольку политики создали о себе отрицательное впечатление. Но вопрос о вступлении в ЕС слишком важен и для латвийского общества, и для каждого человека в отдельности, чтобы положиться на столь примитивную логику. Выбор станет куда более качественным, если он будет основываться на полноценной дискуссии, а не на допущении, что государством управляют нечестные политики. К сожалению, мало верится, что в следующие полгода пройдет нормальное ознакомление с интересами общества в контексте ЕС, ибо Латвия близится к выборам - время, когда средства массовой информации затоплены саморекламой партий. Осенью будет избран новый Сейм, и ему придется бороться с еще большим числом евроскептиков, что потребует еще больших усилий.

Материалы публикуются в сокращении. Перевод Телеграфа.

Автор: Том РОСТОК, докторант отделения политических наук ЛУ, Телеграф

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha